36 | 0
Раздел: Звёзды
Оцените статью:
  1. 5
  2. 4
  3. 3
  4. 2
  5. 1
(0 голосов, в среднем: 0 из 5)

Сергей Шнуров: “Я люблю свои страхи, это мое поэтическое топливо”

Страсть к приключенческим историям у Шнурова с детства: как и большинство советских детей, он зачитывался романами Жюля Верна. Одно из любимых произведений ­Сергея — “Вокруг света за 80 дней”. Кстати, именно поэтому ему особенно нравится персонаж “Форта Боярд” Паспарту.

Сергей Шнуров с участниками шоу — Александром Роговым, Екатериной Кузнецовой, Ольгой Бузовой, Александром Бельковичем и Евгением Папунаишвили

Мы сейчас с вами во Франции, где проходят съемки телепроекта СТС “Форт Боярд”. Часто бываете здесь?

Часто бываю по работе. Францию, честно говоря, не очень понимаю, не являюсь франкофилом  впрочем, как и англоманом. Зато люблю французскую кухню и качество их продуктов. Хотя в Италии еда даже лучше. (Улыбается.)

Уже отснято четыре программы. Ваши ожидания от телеигры “Форт Боярд” и реальность совпали?

Это не первый мой телевизионный проект — я знаю, что обычно картинка сильно разнится с производством. Думал, что съемки будут очень затянутыми, с большими паузами из-за перестановки света, как это бывает у нас в России. Но здесь технологический процесс налажен настолько, что нет ни минуты, чтобы присесть и выпить кофе. Все происходит очень быстро, в реальном времени. Съемки не обременяют и даже захватывают. Мне такой формат работы нравится.

Перед съемками вы говорили, что для участников станете жестким ­наставником. Поменялась ли стратегия на месте?

По-моему, не поменялась. Когда нужно вразумить команду и привести ее в чувство, когда игроки начинают веселиться и думать, что все это хиханьки да хаханьки, я проявляю жесткость.

Сергей признается, что ему часто сложно сдерживать эмоции на шоу, хотя изначально он пообещал себе быть жестким по отношению к участникам

При взгляде на участников, проходящих непростые испытания, не возникала мысль: “Как хорошо, что я просто ведущий и мне не нужно трогать змей”? Или наоборот: “Мне бы туда, я бы сейчас…”?

У меня такого нет. Я вынес себя за рамки испытаний и смотрю на процесс с позиции автора. А автор сопереживает герою, но не ставит себя на его место. Я могу только делать замечания, хотя иногда, конечно, эмоции захватывают.

смотрите также:  Селена Гомес запускает линию косметики

Как тогда, когда вы пытались ­помочь Александру Головину накачать шар?

Да, мне показалось, что это жуткая несправедливость. Герой качал абсолютно не хуже Леди Бу (персонаж шоу. — Ред.)и вдруг проиграл. Но жизнь в принципе несправедливая штука.

“Я практически никого не знал из игроков, иногда открывал “Википедию”, чтобы прочитать что-нибудь о человеке”

Какое испытание самое жестокое, ­на ваш взгляд?

Мне очень страшно наблюдать за тем, как прыгают со стула в никуда. Как Катя Волкова, которая, кстати, так и не сиганула. Но я ее совсем не осуждаю — боюсь, что сам даже не дошел бы до середины и, скорее всего, свалился бы. 

А вы тот человек, который любит преодолевать страхи?

Не всегда. Я свои страхи очень даже люб­лю. Мои страхи, как и мои некрасивости, угловатости, являются поэтическим топливом. Для песен, для просто стишков, афоризмов, которые я иногда довольно удачно выдаю.

С персонажем “Форта Боярд” Пасмюраем

Интересно, а как появляются стихи, которые вы стабильно публикуете в Instagram?

Печатаю их в телефоне и быстро выкладываю в соцсеть. Я довольно легко к этому отношусь и не собираюсь выпускать никаких сборников, потому что не считаю эти стихи своим большим достижением. И пусть деревья лучше останутся деревьями, чем станут бумагой.

Стихи — это один из способов себя развлечь? Когда смотришь вашу страницу в Instagram, создается впечатление, что вам очень скучно.

Бывает такое, но в последнее время мне не скучно, поэтому Instagram я теперь почти не веду. Сейчас много дел — “Форт ­Боярд”, стадионный тур, и все это требует времени. Instagram для меня сильный наркотик — подсаживаюсь быстро. Но и бросаю легко: сейчас как-то перестал видеть большую ценность в огромном количестве людей, которые смотрят на мои фотографии. И все комментарии под постами для меня обесценились. Хотя, как говорится, с этим можно работать.

“Ты счастлив до первого кирпича, упавшего на ногу. Счастье — это маленькая иллюзия”

Это возрастная история — когда становится все равно, что о тебе думают?

смотрите также:  Мария Фомина родила дочь Алексею Киселеву

Может. Сейчас мне на это больше наплевать, чем два года назад. По большому счету мне не интересно, что обо мне ­думают, мне интересно, что думаю я. Причем даже не о других, а о себе.

И что думаете?

Есть над чем работать. (Смеется.)

Можно сказать, что вы интроверт?

Наверное, можно. Дело в том, что человек не является машиной, которая способна выполнять одну и ту же функцию всю жизнь. Человек все время в процессе становления. Сегодня ты любишь весь мир и готов всех обнять, а завтра заболел зуб — и мир вдруг превратился в ад. Достаточно небольшого поноса, чтобы изменилось отношение к жизни. Ты счастлив до первого кирпича, упавшего на ногу. Счастье — это маленькая иллюзия.

Первый эфир телеигры “Форт Боярд” состоялся летом 1990 года во Франции. Игра транслируется более чем в 30 странах, всего было снято 1458 зарубежных выпусков. В новой версии шоу 50 звездных участников из России прошли десятки испытаний в воздухе, воде и на суше, где столкнулись со своими самыми большими страхами

“Человек дикого таланта” — так написали про вас в одном интервью. Сейчас чем горите?

Если в 46 горишь как юноша, значит, в юности берег топливо. Я реалист и понимаю, что у меня осталось не так много энергии, поэтому стараюсь относиться ко всему спокойно. Конечно, есть такие сферы, куда бы я посмотрел с большим интересом. Например, синтетические виды искусства — совмещение музыки и изображения, текста и провокации. Думаю, в эту сторону все будет двигаться и вскоре превратится во всепланетный китайский цирк. И у меня есть желание стать помощником директора этого цирка. (Улыбается.)

А как зритель вы часто появляетесь в театре, кинотеатре?

Иногда хожу в кино, но не могу сказать, что испытываю восторг. Стараюсь смотреть знаковые фильмы, которые, на мой взгляд, определяют развитие индустрии или конкретного жанра. Но как восторженный зритель, который отдается процессу, плачет, сопереживает героям, не смотрю очень давно. Я знаком с искусством монтажа, много был на съемочных площадках и понимаю, как все это делается. Мне скорее интересно понять кухню, чем пропитаться духом фильма. Я и музыку так слушаю, это профессиональное заболевание.

смотрите также:  От Маккензи Безос до Ирины Абрамович: на что тратят деньги бывшие жены миллиардеров

“Я свои страхи очень даже люблю. Мои страхи, как и мои некрасивости, угловатости, являются поэтическим топливом”

То есть у вас не получается абстрагироваться и отключить в себе профи?

Да, но это очень круто. Зритель — человек очарованный, в какой-то степени дурачок. У меня так не выходит: я обременен знанием и не могу его исключить. Смотреть девственным взглядом? Такой взгляд немного превращает в обезьяну. В принципе, это открывает ту сторону человека, которую цивилизация постоянно пытается закрыть, говоря, что мы не животные, а люди разумные. Мы все обезьяны, на 50 процентов точно. Нужно напоминать себе, что чудесного в нас довольно мало.

А включить в себе ребенка получается?

Зачем? Я чувствовал себя ребенком, и это довольно противное состояние. Дети, помимо того что бесконечно разбивают коленки, писают в штаны. И не хотелось бы писать в штаны в мои 46 лет.

Вернемся к кино. Сейчас модно снимать байопики о музыкантах. Если о вас соберутся делать фильм, кого в этом случае представляете в главной роли?

Без разницы. Если про меня будут снимать кино, значит, скорее всего, я уже умер. Поэтому мне плевать, хоть Паспарту пусть играет меня. (Улыбается.)

Недавно сняли фильм про Элтона Джона, а он еще живой.

А он сам же и был продюсером, заработал на своих поклонниках. Молодец! Если воспринимать это как спекуляцию, а не исповедь, я готов на чисто коммерческое произведение. И тогда найду человека, более-менее похожего на себя.

На фото внизу — Анна Седокова, Виктория Боня, Айза Анохина, Сергей Шнуров. К слову, на съемках в качестве зрителя присутствовала и супруга Сергея, Ольга Абрамова, но в объективы камер она старалась не попадать

Текст: Рита Куижева

Раздел: Звёзды
Автор:
Дата:

Сергей Шнуров: “Я люблю свои страхи, это мое поэтическое топливо”

Вы читаете статью Сергей Шнуров: “Я люблю свои страхи, это мое поэтическое топливо”. Все материалы на сайте Two Films, а также и статья Сергей Шнуров: “Я люблю свои страхи, это мое поэтическое топливо” - написаны с целью информационного обогащения и мы рады если Вам нравиться наш Журнал.

Отзывы к статье Сергей Шнуров: “Я люблю свои страхи, это мое поэтическое топливо”