57886 Автор "Шопоголика" Софи Кинселла о новом голливудском кино и безумном шопинге: "Желание покупать перешло к нам от предков"
Автор “Шопоголика” Софи Кинселла о новом голливудском кино и безумном шопинге: “Желание покупать перешло к нам от предков”

Автор “Шопоголика” Софи Кинселла о новом голливудском кино и безумном шопинге: “Желание покупать перешло к нам от предков”

❤ 195 , Категория: Звёзды,   ⚑

Она продала 40 миллионов книг, не написав ни одной сцены с модный рейтингом 18+ и ни одного мрачного триллера. Софи Кинселла специализируется на литературе счастья и не устает из раза в раз повторять транслируемые в своих книгах тезисы: неприятность эту мы переживем, токсичный бойфренд будет брошен, невнимательные коллеги и родители осознают все ошибки, а хэппи-энд обязательно случится. Жизнь писательницы – лучшее доказательство того, что это возможно. Софи уже почти 30 лет счастлива в браке с британцем Генри Уикэмом, с которым познакомилась во время учебы в Оксфорде. Они воспитывают пятеро детей, Генри помогает супруге распределять рабочие потоки (он ее агент), а сама Софи – то дома между стиркой и глажкой, то в соседнем кафе – пишет книги.

Кстати, зовут ее, конечно же, не Софи – забавное имя, впервые появившееся на книге “Шопоголик”, предприимчивая Мэделин Уикэм придумала, будучи уже на волне первого успеха. Ее романы и так пользовались популярностью в родной Британии, но Мэделин захотелось чего-то нового. Впрочем, этот секрет мы обсудим с ней уже во время интервью, благо что тема разговора располагает: с 3 октября на экраны выходит вторая экранизация по книге Софи, картина “Ты умеешь хранить секреты?”. Главная героиня этой истории Эмма подобным качеством как раз не обладает: девушка не скрывает от посторонних своих переживаний, а во время одного неудачного полета от переизбытка чувств рассказывает случайному попутчику свои самые сокровенные тайны. По закону жанра загадочный незнакомец оказывается ее боссом: со сногсшибательной внешностью, отличными манерами и прекрасной памятью на чужие секреты. Он знает про нее все, а она про него – ничего. Неплохое начало для романтической истории.

Софи, вам знаком этот “синдром незнакомца”: можете поделиться с посторонним человеком самым сокровенным?

Обычно таким незнакомцем оказываюсь я сама – видимо мое лицо вызывает доверие (Смеется.) Но я прекрасно понимаю людей, которые могут под давлением обстоятельств раскрыться с иной стороны. Как-то я ехала в метро в Лондоне, все молчали и как обычно игнорировали друг друга. Но внезапно поезд остановился из-за технической неполадки, и мы проторчали в тоннеле полчаса. Через пару минут все начали встречаться глазами, кидать друг другу реплики, говорить “Я опоздаю на работу”, “А я – в банк”. Мы все в какой-то степени познакомились. Я хорошо запомнила это: в обычной ситуации люди очень закрыты, но стоит привычному сценарию дать сбой, и мы ведем себя по-другому. Это же происходит и с моей героиней Эммой: самолет попадает в жесткую турбулентность, она дико волнуется и начинает нести все, что в голову взбредет, первому попавшемуся человеку – своему соседу по креслу.                                                                                                            Кадр из фильма "Ты умеешь хранить секреты"Кадр из фильма “Ты умеешь хранить секреты?”

Что стало с ней потом, написано в вашей книге. А что стало с пассажирами того вагона, в котором вы ехали?

О, они вышли из поезда и пошли по своим делам, словно и не знали друг друга. Типичные лондонцы.

Вы сами хорошо храните секреты?

Я просто великолепна! Мы уже выяснили, что я вызываю у людей доверие – так вот, я к тому же еще и хороший слушатель, что очень полезно для писателя. Если я прихожу на встречу с незнакомцами в ресторан, то уже через полчаса буду знать все подробности их жизни. Я не знаю, как это происходит, но будьте уверены, ничьи тайны я потом не выдаю. 

Охотно верю. Вы же несколько лет скрывали свой главный секрет: что изобрели псевдоним Софи Кинселла и пишете под ним. 

Вот именно!

Почему вы вообще решили создать себе “второе я”? Ведь романы от вашего настоящего имени – Мэделин Уикэм – тоже пользовались популярностью. 

смотрите также:  Зловещее предчувствие. Как Олег Даль дважды предсказал свою смерть

Когда я уже писала под своим именем, ко мне пришла идея первой книги про девушку-шопоголика: романтической, комедийной, легкой. До этого я создавала более драматичные истории, и мне показалось логичным дать этому новому стилю другой голос. А еще мне не пришлось всенародно объявлять, что я сменила направление: я могла просто изобрести для себя этого второго автора и посмотреть, как оно пойдет. И если все возненавидят книгу, просто притвориться, что это не имеет ко мне никакого отношения. Мы опубликовали роман, он оказался неожиданно успешным, появились другие творения Софи Кинселлы. Так продолжалось несколько лет, и всего несколько человек в индустрии знали, что происходит на самом деле. Но потом стало очень трудно поддерживать интригу: все эти фото для обложек книг Кинселлы, снятые в темноте, с едва различимым силуэтом… В какой-то момент ко мне на раздачу автографов пришел мужчина, который, как эдакий Шерлок Холмс, начал сличать портрет Мэделин и едва различимый снимок Кинселлы, а после округлил глаза и сказал “Это же вы”. Тогда к публикации как раз готовилась книга “А ты умеешь хранить секреты?”, и мне показалось уместным раскрыть свою тайну именно в то время. Александра Даддарио в роли Эммы в фильме "Ты умеешь хранить секреты?"Александра Даддарио в роли Эммы в фильме “Ты умеешь хранить секреты?”

У героини “секретов” Эммы немало примечательных черт. Например: любовь к чтению таблоидов и женских журналов, обернутых в обложки из-под Businessweek. Вы сами проделывали подобное? 

И не раз! Я же поначалу сама работала финансовым журналистом – совсем как героиня “Шопоголика” Бекки Блумвуд, И, как и Бекки, не испытывала повышенного интереса к своей сфере деятельности. В качестве обложки для своего любимого чтива я использовала Financial Times – я как раз работала в этом издании – и прятала туда все, что душе угодно: Elle, Marie Claire… Короче, читала все, кроме самой финансовой литературы.

А что, помимо журналов, приносит вам такое удовольствие от чтения? Какое у вас Comfort reading?

Я очень старомодна: от жизненных неурядиц меня спасают детективы Агаты Кристи. Могу перечитывать ее книги по сотни раз, потому что достаточно быстро забываю, кто убийца, а значит, каждый раз для меня как первый. Мне нравится стиль, эпоха, которую она описывает, персонажи – в общем все. Да, это почти всегда история про четырех-пятерых людей, которые играют в кошки-мышки, да, там есть определенный сюжетный каркас. Но это постоянство не делают ее книги хуже – скорее наоборот. Второй мой любимый автор – это Пелам Гренвилл Вудхаус: любое его произведение способно в одночасье поднять мне настроение.

Вы сами когда-нибудь пытались написать детектив?

Всегда хотела, потому что обожаю выстраивать сюжет, я просто настоящий фрик по части организации событий. Но как-то у меня с ними не складывается. Много лет назад я попробовала написать триллер. Получилось достаточно кровожадно, с убийствами и прочими прелестями жанра. Я отправила несколько глав своему агенту и получила такой ответ: “С сюжетом все в порядке, но они все такие милые, счастливые, смешные… а потом убивают друг друга! Что-то не сходится. Сделай все мрачнее”. Но в этом моя особенность – я не люблю мрачную литературу. Так что с триллерами и детективами пришлось завязать. Лучше я буду делать то, что получается у меня лучше всего.

Вы пишете романтические истории, которые заканчиваются неизменным хэппи-эндом. А сами верите в счастливое “жили долго и счастливо” и настоящую романтику?

О, я беспросветный оптимист. Моя сестра (у Софи две сестры – Ред.) постоянно корит меня за то, что я всю жизнь живу в розовой дымке, но по-другому я не могу. Всю жизнь люблю одного мужчину, своего мужа Генри, всегда жду от людей самого лучшего и стремлюсь помочь справиться с неудачами всем своим друзьям и знакомым. Конечно, это не всегда получается, но у меня есть мои книги: в их мире я главная и могу “починить” что угодно.Софи Кинселла с мужем ГенриСофи Кинселла с мужем Генри

Вы всегда помещаете своих героинь в контекст семьи. Для вашего книжного мира это тоже важно?

смотрите также:  Дочери Игоря Крутого, Веры Брежневой, Алсу и других звезд, которые неожиданно стали взрослыми

Еще бы. Я свято верю, что именно семейные отношения формируют моих героинь в первую очередь, а потом уже идет романтическая история. Я знаю семьи всех своих друзей, они имеют на них огромное влияние. И не важно, токсичные это отношения или позитивные – такая динамика в любом случае интересна для сюжета. 

А какое влияние оказала на вас ваша семья? Родители читали вам с сестрами романы и после этого вы выросли и захотели стать писательницей?

Все было даже лучше! Моя мама сама придумывала истории и рассказывала их каждый вечер. Я всегда говорила ей, что это она должна написать роман, но она предпочитала создавать свои миры устно. Кстати, мы с сестрами долгое время были уверены, что во всех семьях родители так и поступают: придумывают сказки для своих детей (Смеется). Желание создавать свои миры наверняка проснулось во мне благодаря матери. Что же касается отца, то у него была другая забава: он писал письма в газету The Times! Ироничные заметки анекдотического типа: “Дорогой сэр, своей статьей вы….”. Как видите, мне было у кого вдохновляться для первых проб пера.

Родители наверняка поддержали вас, когда вы решили забросить финансовую карьеру ради писательства?

Я поступила хитрее: не ушла с работы, пока не поняла, что могу обеспечить себя сама. Я писала на выходных, по вечерам… иногда на самой работе (Улыбается.). К счастью, я была незначительным младшим редактором, и никого особо не волновало, чем я там занимаюсь. Так что первую книгу под своим именем Мэделин Уикэм я опубликовала, еще будучи на этой позиции. Помню, я тогда спрашивала своего агента: “Что думаешь? Могу я уже увольняться без опасности остаться без гроша?”. И она ответила “Да”.

Как вы пишете книги сейчас, ведь у вас есть другая постоянная работа – вы мать пятерых детей?

Я сама бы хотела понять, как у меня это получается. По сути, я нахожусь перед той же дилеммой, что и любая работающая мать. Пишу в то время, пока дети в школе, и дома никого нет… Конечно, я ничего бы не смогла сделать без моего дорогого мужа. Генри как никто другой понимает мой писательский зуд – ведь мы вместе столько лет, и он уже давно работает моим менеджером. Так что, когда утром я внезапно вскакиваю с кровати и срочно хочу записать новую идею, он моментально уходит на кухню с детьми, где готовит завтрак и собирает их на уроки. Он знает, что удачный момент нельзя упускать. В свою очередь, если я не работаю, то спокойно делаю что-то по дому.Софи КинселлаСофи Кинселла

Вы работаете только там, без офиса?

Чаще всего я пишу дома, но набрасывать схему будущего романа люблю в кафе или в поезде. Поезда вообще прекрасны: мне кажется, все средства передвижения стимулируют мозг и помогают нам собраться с мыслями. Что касается кафе: они позволяют мне справиться со страхом чистого листа. Ты сидишь среди людей, которые разговаривают, и вот тебе уже не страшно, что ты ничего не напишешь, голова сама начинает заполняться идеями. Я же пишу о реальной жизни и реальных людей – и хожу смотреть на них.

У вас есть любимое кафе для такого занятия?

В одном месте я долго не задерживаюсь – а то баристам станет очевидно, что я заказываю лишь одну чашку кофе и сижу часами (Смеется.) Но мне очень нравится один лондонский Starbucks возле станции метро Embankment, потому что именно там мне пришла в голову идея создания моего нового романа “Я твой должник”. Нужно было как-то познакомить персонажей, и я не понимала, как это сделать. И тут умопомрачительно красивый парень напротив попросил меня присмотреть за его ноутбуком, пока он отлучится на минуту. И меня осенило: “Вот оно!”. В реальной жизни, конечно, все закончилось прозаично: он просто вернулся обратно и поблагодарил меня. А в книге в кафе обвалился потолок, девушка спасла технику мужчины, и он стал ее должником. Да, я придумала часть сюжета – но основную идею мне подкинула сама жизнь.

смотрите также:  От крема с красным перцем до скраба с землей: бьюти-дайджест недели

Ваши персонажи часто попадают в знакомые многим ситуации. Например, тратят последние деньги на сумку или шарф, как героиня “Шопоголика” Бекки Блумвуд. У вас когда-нибудь была похожая дилемма: овердрафт на карте из-за похода в магазин?

Такое я стараюсь себе не позволять, но вообще часто не могу удержаться от бесполезных покупок. Недавно летела домой и по пути увидела в Duty Free аэропорта все эти слоганы “три флакона по цене одного”. Я была с одним из сыновей и начала просить его забежать туда перед вылетом: “Ну, пожалуйста, посмотри какая выгодная сделка”.  А в ответ получила: “Ну что же ты, Бекки, пошли на посадку” (Смеется.) Даже в моей семье постоянно вспоминают эту героиню. Для меня же Бекки самая первая и любимая. Я как раз недавно закончила писать новую книгу из серии про шопоголика и скажу вам, что миссис Блумвуд подросла и ее шопинг стал более осознанным, как сейчас принято говорить. Мы все стараемся разумнее тратить деньги и не поддаваться соблазнам. Хотя все равно, иногда нет-нет, да и почувствуешь в груди заветное “ух” при виде новых сапог или сумки. Причем, эти чувства я испытываю даже в винтажных и благотворительных магазинах – то есть дело не в консюмеризме, а в том, что мы, женщины, просто постоянно хотим купить что-то новое. Наверное, это у нас в крови.

Почему, как вы думаете? Зачем нам все эти новые сумки и платья?

В связи с этим вопросом я часто думаю о древней эпохе охоты и собирательства: когда человеком двигала жажда заполнить, обжить свою пещеру, чтобы продержаться на время зимы и в ни в чем не нуждаться. Это было выгодно, давало чувство безопасности. И, кажется, что и сейчас мы испытываем те же самые чувства. И не важно, что нам уже не нужно собирать ягоды и камни, а наши “пещеры” и так полны гаджетами, одеждой и мебелью. Инстинкты остались теми же (Бьет себя кулаком в грудь.) Шопинг перешел к нам от предков!Софи КинселлаСофи Кинселла

Можете вспомнить вашу самую безумную покупку?

Безумной была не сама покупка, а мое поведение. Я должна была работать дома, и мой муж милостиво согласился пойти погулять с детьми, чтобы дать мне больше пространства. В 11 часов я вышла на улицу, чтобы купить кофе, и увидела в витрине платье! И не простое – вечернее шикарное творение от Jenny Packham. Конечно же, я не могла пройти мимо такой красоты, хоть она и стоила немало денег, и побежала в примерочную. Помню, как продавщицы спрашивали меня, по какому поводу я решила приобрести себе эту новинку. Но повода вовсе не было! Я просто знала, что мне оно нужно. Самое смешное, что во время примерки мне позвонил муж – спросить, как продвигается работа. Я наврала ему с три короба и жестами просила консультантов не говорить ничего, чтобы Генри меня не раскрыл. 

Но в какой-то момент вы же сказали ему правду?

Начнем с того, что я побежала обратно домой и начала усиленно писать. Чтобы потом, когда муж и дети вернулись, сказать им с чистой совестью: “Я работала не покладая рук. И знаешь, еще платье купила. Но главное, что я столько всего написала! (Смеется.)” И платье это я потом надела на какой-то торжественный вечер. 

А наряд для премьеры “Ты умеешь хранить секреты?” уже выбрали?

Знаете что? Думаю, меня ждет новый основательный забег по магазинам!Софи КинселлаСофи Кинселла


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

четырнадцать + четырнадцать =

наверх